Содержание сериала «Врачебная ошибка» 2021 года, актеры и роли, сюжет

Описание фильма врачебная ошибка сколько по времени. Содержание сериала «Врачебная ошибка» 2021 года, актеры и роли, сюжет В каких случаях необходимо казначейское сопровождение контракта.

Содержание сериала «Врачебная ошибка» 2021 года, актеры и роли, сюжет

Screenshot_1

Сериал «Врачебная ошибка» рассказывает о судьбе молодой женщины-хирурга, принявшей на себя ответственность за чужую профессиональную оплошность. Ошибки врачей – это потерянное здоровье, а зачастую и смерть пациентов, за которые докторам приходится платить. Информация для зрителей – сериал канала «Россия» «Врачебная ошибка» (2021): содержание серий, сюжет, чем закончится история Зои Ковалевской.

Сюжетная линия сериала «Врачебная ошибка»

В мае 2021 года канал «Россия» представил на суд зрителей мини-сериал «Врачебная ошибка». Замечательные актеры, сыгравшие главные роли, и увлекательная история о жизни врачей понравились зрителям.

1021645

В хирургическом отделении клиники, возглавляемом блестящим хирургом Андреем Константиновым, появляется новый врач. Мария – талантлива, молода, быстро завоевывает уважение коллег и любовь пациентов. Удачно складывается не только карьера женщины, профессиональные отношения с Андреем постепенно перерастают в любовь.

Но темные тайны прошлого отравляют мечту о счастье. Настоящая Мария Журавлева трагически погибла. Свидетелем ее смерти стала Зоя Ковалевская, которая воспользовалась документами погибшей и появилась в клинике вместо нее. На подлог женщину толкнули обстоятельства – Зоя работала хирургом, была осуждена за ошибку во время операции, потеряла право на работу врачом.

vrachebnaya-oshibka2

Справка: режиссер Алексей Быстрицкий, снявший «Врачебную ошибку», известен публике по сериалам «НТВ» – «Батальон», «Пуля».

Краткое содержание всех серий

Сюжет сериала – динамичный и захватывающий, скучать зрителям не придется. В мини-сериале 4 серии продолжительностью по 49 минут.

1 серия

Молодая женщина занимает место в поезде и предается печальным воспоминаниям. Она моложе на несколько лет, успешна и счастлива. Зоя с женихом Игорем работают в больнице, они – коллеги-хирурги.

vrachebnaya-oshibka3

Во время несложной операции Игорь ведет себя самонадеянно и игриво, нарушает предписанные правила, отказавшись от помощи коллег. Результат оказывается страшным – пациент погибает от кровопотери, так как не в меру веселый хирург повреждает артерию. Во время судебного разбирательства Игорь перекладывает вину на Зою, утверждает, что операцию проводила она. Показания подтверждает влюбленная в него Алина. Ковалевскую признают виновной в гибели человека, осуждают на 4 года и лишают права ведения медицинской практики.

Невеселые мысли Зои прерывает появление попутчицы. Ее зовут Мария Журавлева, женщина – коллега Ковалевской, едет на новую работу в Москву. Девушки чувствуют взаимную симпатию, делятся подробностями жизни, решают отметить знакомство.

Зоя ненадолго отлучается, а, вернувшись, видит Журавлеву убитой. Незнакомец пытается напасть и на Зою, но ей удается спрятаться. Когда Ковалевская возвращается, тело попутчицы пропало, никаких следов не осталось.

vrachebnaja-oshibka-2-sezon

Документы Журавлевой, напротив, оказались на месте, Зоя забирает их себе и, воспользовавшись сходством с Машей, превращается в нового человека. Проводница, а также полицейский в городе, проверивший документы Зои, не замечают подмены. Чтобы совсем превратиться в Машу, Ковалевская меняет цвет волос.

Журавлеву тепло встречают в клинике и быстро подключают к работе. Константинов сразу увидел в новой сотруднице настоящего профессионала.

В это время полиция пытается найти Зою, которая не явилась по месту прописки. Опрашивают Игоря и его жену Алину. Семейная парочка страшно пугается, что Ковалевская скрылась, чтобы им мстить. Журавлеву пытается найти брат Анатолий, который объединяется с убийцей сестры Джоном. Они едут в Северск.

vrachebnaja-oshibka-2-sezon-2

Андрей очарован Журавлевой, окончательно порывает с бывшей подругой Жанной, чем вызывает неудовольствие матери, которая даже приходит посмотреть на новую пассию сына.

2 серия

Константинов все сильнее влюбляется в Машу Журавлеву, что вызывает злобу и ненависть Жанны. Женщина пытается скомпрометировать нового доктора, распространяя в отделении нелепые сплетни. Зоя делает попытку остановить Жанну, вспомнив приобретенные в колонии навыки защиты.

Чувствуя, что теряет Андрея, Жанна идет на крайний шаг – обвиняет коллегу во врачебной ошибке, приведшей к ухудшению здоровья пациента больницы. При расследовании инцидента друг Андрея Василий выясняет, что виновата Жанна. За подобные проступки можно попасть за решетку, но Андрей просто увольняет интриганку.

vrachebnaja-oshibka-2-sezon-3

Джон, убивший Машу в поезде, пытается найти Зою, обращается за сведениями к Игорю. Бывший жених Ковалевской совсем опустился, потерял работу. Выясняется причина убийства молодой женщины – Журавлева по дарственной получила квартиру.

В больнице появляется новый пациент – Алина. Она узнает Ковалевскую в докторе Журавлевой и начинает собственную игру. Является домой к Зое и обвиняет в обмане, заселяется в квартиру к женщине вместе с сыном.

По просьбе матери Андрея Василий узнает прошлое Журавлевой. Он выяснил для Ирины, что отчим Маши был преступником, сводный брат Толик сидел вместе с Джоном.

1021644

Андрей случайно встречает Машу, гуляющую с сыном Алины, и понимает, что ничего не знает о любимой женщине. Зоя мечется, не знает, как поступить, ложь окутывает ее плотной паутиной. Женщина понимает, что придется сказать правду, потерять Андрея и профессию.

3 серия

Журавлева продолжает работать в отделении, демонстрирует отличные навыки хирурга и большой опыт. Алина по-прежнему живет у нее дома. Однажды Зоя спасает сына Алины, который едва не выпал из окна. Благодарная мать просит у Зои прощения.

Андрей является домой к Журавлевой, видит Алину и ее сына. Зоя убеждает Константинова, что ребенок не ее. Андрей делает предложение Маше, приводит женщину домой к матери. Ирина рассказывает, что узнал Василий о семье Журавлевой. Андрей советует Маше съездить в Октябрьск и забрать мать в Москву.

1021640

Сотрудница больницы Анна Петровна случайно узнает, что новый хирург – не Маша Журавлева, и советует Зое признаться во всем Андрею. Но Зоя еще не готова к рассказу о своем прошлом. Ковалевская отправляется в Октябрьск, чтобы встретиться с матерью Маши.

Под видом соцработника Зоя встречается с Антониной, женщина рассказывает ей о своей семье. В семье произошла серьезная ссора – Маша дала показания против своего сводного брата, и тот угодил в тюрьму. В Октябрьске Ковалевская чудом избегает смерти, ее замечают Джон и Толик, Антонина отбивает ее у дружков.

4 серия

Джон объясняет Толику, зачем приезжала Ковалевская, и как женщина превратилась в Машу. Зоя – угроза для их безопасности, ее интрига все равно раскроется, и тогда доберутся до них. Но Толик не хочет убивать женщину, предлагает заставить Зою написать отказ от квартиры.

1021638

В отношениях Маши и Андрея назревает кризис. Запутавшись в недомолвках, молодые люди решают расстаться. Не сговариваясь, оба готовы уволиться из клиники. Анна Петровна сообщает Константинову, что Маша беременна, и Андрей меняет свое решение. Отыскав Журавлеву, мужчина говорит, что не требует правды, готов принять Машу со всеми ее тайнами и проблемами.

Толик поджидает Зою у нее на квартире. Между ними происходит объяснение, мужчина просит Ковалевскую отказаться от квартиры бабушки в его пользу. Они отправляются к нотариусу, но в машину внезапно садится Джон. Зоя понимает, что живой убийца ее не выпустит. Ковалевская пытается выбраться из машины, начинается драка.

1021648

Потасовка провоцирует аварию. Зоя помогает Толику выбраться из машины, убийца погибает. Ковалевская оказывается в больнице. Хотя дело обошлось без серьезных травм, ребенка Зоя потеряла.

Чем закончился сериал

В больницу к Анатолию приходят полицейские, и мужчина рассказывает, что его сестру убил уголовник Джон, выбросил тело из поезда.

Ковалевская открывает Андрею правду, рассказывает, как оказалась оклеветанной бывшим женихом и почему решилась стать Машей Журавлевой. Женщину ждет новый суд, ей придется ответить за обман и использование чужих документов.

1021647

Зоя снова на скамье подсудимых, прокурор требует максимальный срок – 5 лет. Вызванные в качестве свидетелей коллеги дают Ковалевской положительные характеристики, высоко оценивают ее работу.

Настоящим спасением для Ковалевской становится появление Игоря Федина. Мужчина находит в себе смелость признать на суде, что оговорил бывшую невесту, Зоя отсидела за него.

На этот раз приговор Ковалевской оказался мягким и справедливым – 2 года условно. Зое вернули право быть врачом. Финал сериала счастливый – Андрей и Зоя вместе, ждут близнецов.

Актеры и главные роли

Screenshot_2

Зою Ковалевскую сыграла Анна Старшенбаум, в роли возлюбленного главной героини снялся Игорь Петренко. Другие роли исполнили:

  • Юлия Зимина – Жанна;
  • Данил Никитин – Толик;
  • Юлия Джулай – Алина;
  • Наталья Батрак – Антонина;
  • Станислав Тикунов – Игорь Федин.

1021639

В сериале также снимались Ольга Науменко, Андрей Гусев, Татьяна Ратникова. Режиссер сериала – Алексей Быстрицкий.

Рейтинги

Сериал вышел в мае 2021 года, «КиноПоиск» еще не сформировал рейтинг из-за малого числа оценок. Посетители «Отзовика» дали «Врачебной ошибке» высокий балл – 4,2 (из 5).

Зрители отмечают хороший актерский состав и динамизм сюжета. Публика положительно оценила сочетание криминальной и мелодраматической линий. Понравилась игра Игоря Петренко, Анны Старшенбаум и других актеров.

Некоторые зрители отмечают предсказуемость сюжетных поворотов, но историю о врачах все досмотрели до конца.

Сериал «Врачебная ошибка» завершен, продюсеры пока не заявляют о планах на 2 сезон. Истории о врачах пользуются большой популярностью у публики, судьба Зои Ковалевской заинтересовала зрителей. Главная героиня сумела выбраться из трудной ситуации и найти любовь, но, возможно, сценаристы и продюсеры сумеют продолжить захватывающую историю.

Пациент умер из-за моей врачебной ошибки. И если скрывать ее — все повторится

…Никто в медицине не знает, какая у хорошего хирурга, терапевта или фельдшера должна быть результативность. И что мы делаем — мы посылаем каждого из них, включая меня, в мир, с наставлением быть совершенными.

Никогда, никогда не допускать ошибки. Вот такое наставление я получил в стенах медицинской школы.

Я был студентом-заучкой. В школе мой одноклассник однажды сказал, что Брайан Голдман будет изучать литературу, чтобы сдать анализ крови. Так и было. Я занимался у себя на маленьком чердаке в резиденции медсестер больницы Торонто, недалеко отсюда. Я выучил все наизусть. На занятиях анатомии я выучил строение и происхождение каждой мышцы, каждой артерии, ответвляющейся от аорты, скрытые и явные дифференциальные диагнозы. Я даже знал дифференциальный диагноз того, как классифицировать ацидоз почечных канальцев. И все это время я накапливал все больше и больше знаний.

Я хорошо учился и закончил с отличием, с красным дипломом. Из медицинской школы я вышел, твердо веря, что, если я все выучил — значит, я все знаю, ну, или почти все, насколько это возможно, и что это защитит меня от ошибок. Так и было какое-то время, пока я не встретил госпожу Дрюкер.

«Помните пациентку, которую вы послали домой?»

Я был практикантом в больнице Торонто, когда госпожу Дрюкер доставили в отделение скорой помощи. В то время я работал в кардиологии посменно. B мои обязанности входило консультировать персонал скорой помощи по вопросам кардиологии, осматривать пациентов и докладывать результаты осмотра главному врачу.

Я осмотрел госпожу Дрюкер, она не дышала. Я прислушался, она издавала хриплые звуки. Когда я ее послушал стетоскопом, то услышал хрипы с обеих сторон, что означало, что у нее застойная сердечная недостаточность. Это состояние, при котором отказывает сердце, и вместо того, чтобы качать кровь вперед, часть крови поступает в легкие, и легкие наполняются кровью, поэтому не хватает кислорода.

Такой диагноз было нетрудно поставить. И я взялся за ее лечение. Дал ей аспирин. Дал таблетки, чтобы облегчить нагрузку на сердце. Назначил ей мочегонное, которое выводит излишки жидкости. В течение следующих полутора–двух часов ей стало лучше. Я был очень доволен.

Вот тогда я и допустил свою первую ошибку — отправил ее домой.

На самом деле я совершил две ошибки. Я не взял телефон и не сделал то, что должен был сделать — не позвонил главному врачу и не посоветовался с ним. У него не было возможности самому осмотреть ее. Он знал ее и смог бы получить дополнительную информацию о ней. Может, у меня была уважительная причина. Может, я не хотел быть нуждающимся в помощи практикантом. Может быть, я хотел быть успешным и способным брать на себя ответственность, раз я так поступил. Я думал, что сам могу позаботиться о своих пациентах и нет необходимости звонить ему.

Вторая ошибка была еще хуже. Посылая ее домой, я проигнорировал свой внутренний голос, который говорил мне: «Голдман, не делай этого». В действительности мне настолько не хватало уверенности, что я даже посоветовался с медсестрой, присматривавшей за миссис Дрюкер: «Как вы считаете, она будет в порядке, если я ее выпишу?» Медсестра подумала и уверенно ответила: «Да, думаю, она будет в порядке». Я помню, как будто это было вчера.

Я подписал бумаги о выписке, приехала скорая, и медицинские работники увезли ее домой. Я вернулся к своей работе.

Весь оставшийся день, вторую половину, меня терзало мучительное чувство сомнения. Но я продолжал свою работу. В конце дня я собрал свои вещи, покинул больницу, и на парковке, по пути к своей машине я сделал то, чего обычно не делал. Я прошел через отделение неотложной помощи по дороге домой.

И именно там другая медсестра, не та, которая присматривала за миссис Дрюкер раньше, а другая, сказала три слова, и этих трех слов боится большинство моих знакомых врачей скорой помощи. Так же как и остальные медицинские работники, но особенно работники скорой помощи, потому что мы видим пациентов мимолетно.

Эти три слова звучат так: помните? (англ. Do you remember? — Ред.). «Помните пациентку, которую вы послали домой?» — деловито спросила та медсестра. «Она снова здесь», — сказала она таким же уверенным тоном.

Память, боль и стыд

Госпожа Дрюкер снова была в больнице и при смерти. Через час после того, как она добралась до дома, когда я ее выписал, она потеряла сознание, родственники вызвали скорую, и медицинские работники доставили ее в отделение неотложной помощи с кровяным давлением в 50, что является состоянием шока. Она была синей и едва дышала. Персонал сделал все возможное. Ей дали лекарства для повышения давления. Подключили к аппарату искусственного дыхания.

Я был глубоко потрясен. Я пережил такой кошмар, потому что после того, как ее состояние стабилизировалось, ее перевели в отделение интенсивной терапии, и я надеялся, что она поправится.

В течение следующих двух-трех дней стало очевидно, что она не придет в себя. У нее были необратимые повреждения мозга. Собрались родственники. На протяжении следующих 8-9 дней они смирились с тем, что произошло. Где-то на 9-й день ее отключили. Миссис Дрюкер — жена, мать и бабушка.

Говорят, невозможно забыть имена тех, кто умер. Для меня это был первый раз, чтобы убедиться в этом самому. На протяжении нескольких недель я корил себя и впервые почувствовал то самое нездоровое чувство стыда, которое распространено в нашей медицинской культуре, я чувствовал себя одиноким, изолированным, в отличие от здорового чувства стыда, потому что не мог обсудить это со своими коллегами.

Здоровое чувство стыда — это когда вы открываете секрет друга, которому обещали, что никогда не проболтаетесь, и вас ловят на этом, ваш лучший друг стоит перед вами, отчитывает вас, и в конце всего этого под влиянием чувства вины вы обещаете, что никогда не повторите эту ошибку. Вы миритесь и никогда больше так не делаете. Такой стыд учит.

Нездоровый стыд, о котором я говорю, это тот, который заставляет нас страдать. Он говорит, что не то, что вы сделали — плохо, а вы сами — плохой.

Именно так я себя и чувствовал. И не из-за главного врача, он все сделал замечательно. Он поговорил с семьей, и я уверен, что он сгладил ситуацию и сделал все, чтоб на меня не подали в суд. Я продолжал терзать себя вопросами. Почему я не посоветовался с главным врачом? Почему я выписал ее? А в самые тяжелые моменты: почему я делаю такие глупые ошибки? Почему я пошел в медицину?

Медленно, но верно все прошло. В пасмурный день расступились облака и начало выходить солнце, и я подумал: может быть, я еще смогу почувствовать себя лучше. Я договорился с самим собой, что если удвою свои усилия, чтобы стать безупречным и никогда больше не допускать ошибки, то, пожалуйста, пусть утихнут голоса. И они утихли. Я вернулся к работе. А потом это повторилось.

Я дважды пропустил аппендицит

Два года спустя я работал врачом в отделении неотложной помощи в местной больнице на севере от Торонто, одним из моих пациентов был 25-летний мужчина с болью в горле. Было очень много работы, и я немного торопился. Посмотрел его горло, оно было немного розовым. Я дал ему рецепт на пенициллин и выписал его. И даже выходя через дверь, он показывал на горло.

Через два дня, когда я заступил на смену в отделение неотложной помощи, моя начальница попросила зайти к ней в кабинет для разговора. Она произнесла три слова: «Помните пациента с болью в горле?»

Оказывается, у него было не воспаление горла. У него было потенциально опасное для жизни состояние, которое называется эпиглоттит. Это инфекция не горла, а верхних дыхательных путей, которая может вызвать их закрытие.

К счастью, он не умер. Ему сделали внутривенное введение антибиотиков, и он поправился через несколько дней. Я снова испытал стыд и самообвинения, затем почувствовал облегчение и вернулся к работе. Так происходило снова, и снова, и снова.

Дважды за одну смену я не распознал аппендицит. Усилия требуются особенно тогда, когда вы работаете в больнице, где за ночную смену осматриваете 14 человек. В обоих случаях я не отправил их домой и не припоминаю никаких недочетов. Про одного я подумал, что у него камни в почках. Сделали рентген почек. Почки были в норме, и тогда мой коллега, повторно осмотрев пациента, обнаружил уплотнение в правой нижней части и позвал хирургов. У другого была сильная диарея. Я прописал ему жидкость и попросил коллегу осмотреть его. Он так и сделал и, когда он заметил уплотнение в правой нижней части, позвал хирургов.

В обоих случаях им была сделана операция, и они пошли на поправку. Но каждый раз такие случаи грызут меня, поедают изнутри.

Я был бы счастлив, если бы мог сказать, что мои худшие ошибки я сделал в первые пять лет практики, как утверждают многие мои коллеги, но на самом деле это неправда. Некоторые оплошности я совершил за последние пять лет. Один, терзаемый чувством стыда и без поддержки.

Вот в чем проблема. Если я не могу говорить правду и обсуждать свои ошибки, если я не слышу тихий голос, который говорит мне, что произошло на самом деле, как я могу поделиться с коллегами? Как я могу их научить, чтобы они не повторили мои ошибки?

Ошибки повсеместны, поэтому их надо признавать

Когда в последний раз вы слышали, как кто-то говорит об ошибках и провалах? Ах да, если вы идете на вечеринку, то можете услышать о другом враче, но вы не услышите, как кто-то говорит о своих собственных ошибках.

Такая у нас система. Полное отрицание ошибок. В этой системе только две позиции: те, кто делает ошибки, и те, кто их не делает. Те, кто не может справиться с недосыпанием, и те, кто может, те, у кого посредственные результаты, и те, кто успешны. И это почти как идеологическая реакция, как антитела, начинающие атаковать человека.

И мы верим, что если мы изгоним людей, которые делают ошибки, из медицины, все, что у нас останется — это безопасная система.

Но есть две проблемы. За мои примерно 20 лет медицинской журналистики и радиовещания я провел личное исследование, посвященное медицинской халатности и врачебным ошибкам, чтобы узнать все возможное.

Я понял, что ошибки повсеместны. Мы работаем в системе, где ошибки случаются каждый день, где одно из 10 лекарств в больнице либо прописывается по ошибке, либо в неправильной дозировке; где число заболеваний, полученных в больнице, растет, вызывая хаос и смерть.

В этой стране более 24 000 канадцев умирает от предотвратимых медицинских ошибок. В Соединенных Штатах Институт медицины насчитывает 100 000 ошибок. В обоих случаях это лишь приблизительные данные, потому что мы действительно не выявляем проблемы, как следовало бы.

И вот в чем дело. В больничной системе, где медицинские знания удваиваются каждые два-три года, мы не можем идти в ногу с ними.

Я не робот. Я не повторяюсь в точности каждый раз. И мои пациенты не автомобили — они не говорят о своих симптомах каждый раз одинаково. Учитывая все это, ошибки неизбежны. Так что если взять систему и, как меня учили, отсеять всех медицинских работников, допускающих ошибки, то никого не останется.

И вы знаете о людях, не желающих говорить о своих худших случаях? На моем шоу «Белые халаты, черная магия» я сделал привычкой говорить: «Это моя самая страшная ошибка». Я бы сказал всем, от парамедика до кардиохирурга: «Вот моя самая страшная ошибка, а как насчет вас?» и дал бы микрофон им.

Их зрачки расширятся, они вздрогнут, опустят взгляд, сглотнут и начнут рассказывать мне свои истории. Они хотят поделиться своими историями. Им хотелось бы сказать: «Не повторяйте мои ошибки». Все, что им нужно — это подходящая обстановка. Им нужна новая медицинская культура. Это начинается с одного врача.

Врач нового времени знает, что он человек, принимает это и не гордится своими ошибками, но стремится узнать, чему он может научить других, исходя из своего опыта.

Он делится своим опытом с другими. Поддерживает, когда другие говорят о своих ошибках. Указывает на ошибки других людей, не грубо, а в доброжелательной форме, так, чтобы каждому было полезно.

И он обладает медицинской культурой, которая признает, что люди управляют системой и время от времени делают ошибки. Таким образом система развивается, создавая механизмы, которые облегчают обнаружение ошибок, которые люди неизбежно совершают.

Меня зовут Брайан Голдман. Я — врач нового поколения. Я — человек. Я делаю ошибки. Я сожалею об этом, но всегда стараюсь вынести урок, который могу передать другим людям. Я до сих пор не знаю, что вы думаете обо мне, но я могу с этим жить.