Поздравление с новым годом от священника

C новым годом!

В детстве я думал, что на свете может быть только один Новый год — 1 января. И с удовольствием читал стихи под новогодней елкой:

«Что такое Новый год?
Это дружный хоровод,
Это смех ребят веселых
Возле всех нарядных елок,
Вот что значит, вот что значит
Вот что значит Новый год!

Что такое Новый год?
Это снег, мороз и лед,
И в танцующих снежинках
Белоснежные пружинки,
Вот что значит, вот что значит,
Вот что значит Новый год».

Став, однако, постарше и занявшись своим историческим образованием, я с изумлением обнаружил, что Новых годов — много. И было, и есть. Во-первых, это хорошо знакомый всем необычайный русский праздник — Старый новый год. Но не только. Оказывается, в Киевской и ранней Московской Руси Новый год начинали 1 марта, а в ряде стран Западной Европы — на Благовещение. Честно говоря, Благовещенский новый год логичен со всех точек зрения — и астрономической (весеннее равноденствие), и церковной — Воплощение Сына Божия, как начало нашего спасения: не случайно ведь в этот день в Церкви воспевают: «Днесь спасения нашего главизна». Ветхозаветный Израиль начинал отсчет времени от Пасхи. И, положа руку на сердце, это выглядит осмысленным и логичным — весна, как начало природного цикла, новой растительной жизни, пробуждения от спячки. Неслучайно игумен Стефан, герой замечательной драмы «Горный венец», написанной великим черногорским поэтом Петром Негошем, спрашивает:

Удивляюсь Новому я году,
Отчего он нынче наступает,
Отчего не с вешним половодьем,
Когда солнце с юга возвратится,
Когда дни становятся длиннее,
Когда зелень одевает землю,
Когда вещь любая получает
Новый смысл и новое обличье?

Но среди множества новых годов есть один и особенный. Осенний церковный Новый год — первое сентября по старому стилю, 14 сентября по новому. Память преп. Симеона Столпника и Иисуса Навина. Почему он появился? Он связан с ветхозаветной традицией некоего праздника в седьмой месяц после Пасхи, о которой упоминается в Священном Писании:

«Сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым: в седьмой месяц, в первый день месяца, да будет у вас покой: никакого дела не сотворите в день этот во всех жилищах ваших, и приносите жертву Господу» (Лев. 23:24–31).

С этим праздником связан целый ряд ветхозаветных воспоминаний. В этом именно месяце, когда начали убывать воды потопа, Ноев ковчег остановился на горах Араратских (Быт. 8:4). В этом месяце святой пророк Моисей сошел с горы, с лицом, осиянным славою Божественной, и принес новые скрижали, на которых был начертан закон, данный Самим Господом (Исх. 34:29). В этом месяце начато было сооружение Скинии Господней среди стана израильтян (Исх. 35).

В этом же месяце первосвященник, единственный раз в течение всего года, входил во Святое Святых. В этом месяце народ Божий, смиряя постом души свои и принося Господу жертву всесожжения, принимал очищение от грехов своих, содеянных за год. В этом месяце совершилось торжественное освящение великолепного храма Господня, созданного царем Соломоном, и внесен был в этот храм Ковчег Завета (3 Цар. 8). В этом месяце все колена народа израильского отовсюду стекались в Иерусалим на праздник, исполняя заповедь Господню: «Это для вас суббота покоя, и смиряйте души ваши» (Лев. 23:32).

Господь через Моисея дал такое повеление:

«Шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник свой, и собирай произведения их; в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня; поля твоего не засевай, и виноградника твоего не обрезывай. Если скажете: “что же нам есть в седьмой год, когда мы не будем сеять, ни собирать произведений наших”, Я пошлю благословение Мoe на вас в шестой год, и он принесет произведений на три года» (Лев. 25:3–4, 20–21).

Все эти годы, в которые Господь установил праздничный покой и для людей и для земли, начинались, также по повелению Господню, с сентября месяца. «И воструби, – сказал Господь, – год покоя в седьмой месяц» (Лев. 25:9), т.е. в сентябре, так как сентябрь от марта, первого месяца от сотворения міра, есть седьмой месяц».

Однако, есть еще и одно воспоминание — из жизни Церкви — весьма для нас важное. 1 сентября святой равноапостольный император Константин наголову разгромил под Римом узурпатора Максенция, после того как ему явился Животворящий Крест на небе со словами: «Сим победиши». Победа над Максенцием стала прологом к Миланскому эдикту 313 года, свободе Церкви и вначале ее равноправию с другими вероисповеданиями, а затем и ее торжеству в Римской империи.

Достаточно трудно определить, когда первое сентября стало началом Нового года в Византии. Достаточно долго благовещенский новый год успешно конкурировал с сентябрьским. Вероятно, начало сентябрьского года связано с введенным во времена царствования Юстиниана I (527–565) индиктом (или индиктионом) — 15-летним периодом наложения дани. Под indictio в Римской империи понималось обозначение размера податей, которые следовало собрать в данном году. Таким образом, финансовый год в империи начинался «указанием» (indictio) императора, сколько нужно собрать податей, при этом каждые 15 лет производилась переоценка имений (по мнению В. В. Болотова, индиктионы имели египетское происхождение). Официальное византийское счисление — так называемые индиктионы Константина Великого или Константинопольское счисление — начиналось с 1 сентября 312 г., однако, скорее всего оно было введено позднее — при императоре Льве Ι или даже еще позже.

Что же касается торжественного празднования Нового года первого сентября, то оно засвидетельствовано еще позднее — в Типиконе Великой Церкви (ΙΧ–Χ в.).

В этот день Церковь вспоминает, как Господь Иисус Христос прочел в синагоге в г. Назарет пророчество Исаии (Ис. 61:1–2) о наступлении лета благоприятного (Лук. 4:16–22). В этом чтении Господа византийцы видели Его указание на празднование дня нового года; Предание связывает само это событие с днем 1 сентября. В Менологии Василия II (X в.) говорится: «С этого времени Он даровал нам, христианам, этот святой праздник» (PG. 117. Col. 21). И доныне в Православной Церкви 1 сентября за литургией читается именно это евангельское зачало о проповеди Спасителя.

То же Евангелие читалось Патриархом и в особом чине летопроводства – праздничной службе, совершавшейся 1 сентября. Знаменательно, что Евангелие читал сам Патриарх – в практике Константинопольской Церкви в поздневизантийское время Патриарх сам читал Евангелие, кроме этого случая, лишь трижды в году: на утрене Великой пятницы (первое из 12 Страстных Евангелий) и на литургии и вечерне первого дня Пасхи.

Согласно Типикону Великой церкви и византийским служебным Евангелиям, чин летопроводства имеет следующий порядок: после утрени архиерей с процессией под пение «большого» Трисвятого исходит на городскую площадь. Когда процессия достигнет площади, диакон возглашает ектению, и поются 3 антифона. После антифонов архиерей произносит возглас, благословляет трижды народ и садится на седалище. Далее следуют прокимен и Апостол; по Апостоле архиерей, благословив трижды народ, начинает чтение Евангелия. Затем произносятся литийные прошения; по окончании прошений и главопреклонной молитвы певцы начинают петь тропарь 2-го гласа: Всея твари Содетелю. и процессия идет в храм для совершения Божественной литургии.

Следующий вопрос: когда сентябрьский новый год появляется на Руси. Официальная точка зрения — с 1492 года; до этого в домонгольской Руси год начинался с 1 марта. Но, на самом деле, у нас есть более ранние свидетельства о совершении на Руси 1 сентября чина летопроводства не только в конце XIV в. (Требники ГИМ. Син. слав. 372, кон. XIV – нач. XV в. и РНБ. Соф. 1056, XIV в.), но даже уже в XIII в. (чин упоминается в Вопросоответах епископа Феогноста 1291 г.). Чин состоял из пения стихир, антифонов, чтения паремий, Апостола, Евангелия и произнесения молитв. Русские редакции XVII в. чина летопроводства 1 сентября содержатся в Московском Потребнике мирском 1639 г., в Московском Потребнике 1651 г., в Требнике митр. Петра Могилы 1646 г. и в напечатанном без обозначения года сборнике церковных чинов (Никольский К., прот. О службах Русской Церкви, бывших в прежних печатных богослужебных книгах. СПб., 1885. С. 113). Близок к печатным московским чинам и новгородский чин, содержащийся в рукописном сборнике первой четверти XVII в.

Отметим интересные особенности, содержащиеся в московском и новгородском чинах (подробнее см.: Там же. С. 114–116). Во время чтения паремий протопоп совершал чин водоосвящения до момента погружения креста. Затем, после чтения Евангелия, святитель погружал крест в воду при пении тропаря: Спаси, Господи, люди Твоя. и омывал иконы губой, омоченной в освященной воде, после чего читались молитва Патриарха Филофея Константинопольского: Владыко Господи Боже наш. и главопреклонная молитва.

И это весьма важно: освящалась не только вода, освящалось также и время, текучее и мимошественное подобно воде. Более того, это время освящалось Крестом Господним подобно тому, как освятились им Константин Великий и воинство его пред битвой с Максенцием. Неслучайно, что служба Новому Году исполнена прошений о победе над супостатами и сохранении в мире «Града Христова» — Константинополя. Вот лишь один пример — стихира на «И ныне» на Хвалитех:

«Дѣла́ ру́къ Твои́хъ благослови́, и вѣ́рнаго Импера́тора си́лою Твое́ю возвесели́, подая́ Ему́ на ва́рвары крѣ́пость, я́ко Еди́нъ Бла́гъ и Человѣколю́бецъ»

В московском печатном чине описывается, кроме того, обряд пришествия царя к действу (в Москве чин совершался на соборной площади Московского Кремля, и царь чаще всего прибывал туда уже после прихода Патриарха с крестным ходом, но иногда мог приходить и вместе с ним), его встречи и поздравительной речи к нему Патриарха. В Новгороде служащий святитель обращался с поздравлением к воеводам и народу с произнесением «титла» о царском многолетнем здравии. И опять-таки крестный ход символичен. С одной стороны, в нем скрыта семантика круга, как символа вечности, с другой стороны — это движение, символ устремления к жизни будущего века.

Киевский чин отличался от московского и новгородского. В нем не указаны крестный ход на площадь, водоосвящение и омовения икон. Чтение Евангелия совершалось в храме, не было паремий и Апостола. Лития совершалась пред храмом: сначала дважды обходили храм с крестным ходом при пении стихир, в третье обхождение останавливались пред каждой стороной храма, и диакон произносил ектению; перед западной стороной святитель читал молитву. Обряд поздравления также не указан в киевском чине. И этот чин исполнен глубокого символизма, поскольку в литии мы просим, чтобы Господь избавил нас от глада, труса, потопа, огня, меча, нашествия иноплеменных, чтобы отвратил всякий гнев на нас движимый и избавил от належащего и праведнаго своего прещения и помиловал нас. Иными словами, мы молимся не просто о благополучных, но и о спасительных временах, о лете благости Господней.

Прекращение совершения чина летопроводства связано с изданием Петром I указа о переносе начала гражданского нового года на 1 января. В последний раз чин был совершен 1 сентября 1699 г. в присутствии Петра, который, сидя на установленном на кремлевской соборной площади престоле в царской одежде, принимал от Патриарха благословение и поздравлял народ с новым годом. 1 января 1700 г. церковное торжество ограничилось молебном после литургии, чин же летопроводства не совершался.

С тех времен празднование церковного новолетия 1 сентября не совершается с былой торжественностью, хотя Типикон доныне полагает этот день малым Господским праздником «Начала индикта, сиречь новаго лета», соединенным с праздничной службой в честь преп. Симеона Столпника, память которого выпадает на эту же дату.

Итак, сентябрьский Новый церковный год. Чему он нас учит? Во-первых, осень — время сбора урожая, время подведения итогов. Время — как зрелость, как созревание. И это напоминает нам о нашем конце и о Страшном Суде. Не случайно в ветхозаветной традиции после дня Нового года — Рош ха Шана — шел День Очищения — Йом Киппур — напоминание о Дне Господнем, Дне Суда. С другой стороны, сбор урожая нераздельно связан с благодарением. И поэтому в этот день воспевается благодарственный тропарь:

Благодарни суще недостойнии раби, Твой, Господи, /
о Твоих великих благодеяниях на нас бывших, /
славящи Тя хвалим благословим, благодарим, поем и величаем Твое благоутробие, /
и рабски любовию вопием Ти: /
Благодетелю Спасе наш, слава Тебе.

Твоих благодеяний и даров туне, /
яко раби непотребнии, сподобльшеся, Владыко, /
к Тебе усердно притекающе, благодарение по силе приносим, /
и Тебе яко Благодетеля и Творца славяще, вопием: /
слава Тебе, Боже Прещедрый.

И воистину, мы непрестанно должны благодарить Господа «за жизнь и ведение», как сказано в древнейшей анафоре Дидахе, или «Учения двенадцати апостолов народам». Время для нас — невосполнимый ресурс, самое дорогое, что может быть на свете, уникальная возможность спасения, за которое мы должны непрестанно благодарить Господа.

Но служба на Новый год для нас — возможность приобщиться к христианскому пониманию времени. Обратимся к тропарю праздника.

Всея твари Содетелю, /
времена и лета во Своей власти положивый, /
благослови венец лета благости Твоея, Господи, /
сохраняя в мире люди и град Твой /
молитвами Богородицы и спаси нас.

Итак — «венец лета». Следует ли считать, что венец означает круг и христианское понимание времени не отличается от античного, которое считало время повторяющимся кругом? Разумеется, нет. Как тонко заметил блаженный Августин, «по кругу ходят нечестивцы». И христианство характеризуется линейностью восприятия времени, связанной с Воплощением Сына Божия и движением ко Второму Пришествию. Рассмотрим стихиру на стиховне:

«Ди́венъ еси́, Бо́же, и чу́дна дѣла́ Твоя́, и путіе́ Твои́ неизслѣ́дими: еси́ бо Му́дрость Бо́жія, и Ѵпоста́сь соверше́нна, и Си́ла, Собезнача́ленъ же и Соприсносу́щенъ, и содѣ́тельною всеси́льною вла́стію въ мíръ прише́лъ еси́, ища́ е́же удобри́ти созда́ніе Твое́, неизрече́ннѣ отъ неискусому́жныя Ма́тере, не превра́щся Божество́мъ, завѣща́въ уста́вы и лѣ́та во спасе́ніе на́ше неизмѣ́нне. Сего́ ра́ди вопіе́мъ Ти́: Благíй Го́споди, сла́ва Тебѣ́».

И, однако, эта линейность особенного рода, которая связана с известного рода повторением, или припоминанием. Одно из ключевых припоминаний — вхождение Господа нашего в Капернаумскую синагогу и чтение Исаии, где говорится о проповеди лета Господня благоприятного:

«Воспои́мъ вси́ Христу́, Отчимъ благоволе́ніемъ я́вльшуся изъ Дѣ́вы и проповѣ́давшу лѣ́то Госпо́дне прія́тно, на́мъ на избавле́ніе, пѣ́снь побѣ́дную, я́ко просла́вися.

Въ Назаре́тъ прише́дъ Пода́тель Зако́на, въ де́нь суббо́тный уча́ше, законополага́я евре́емъ прише́ствія Своего́ неизрече́ннаго, и́мже, я́ко Ми́лостивъ, спаса́етъ ро́дъ на́шъ». (Канон. 1 песнь, 2 и 3 тропарь).

Соответственно, можно условно говорить о «спиралевидности» христианского времени, когда повтор связан с возвышением, восхождением и свершением, воспоминанием о проповеди «лета Господня благоприятного», но одновременно и с призыванием его и вхождением в благодатную полноту времени Христова, времени благоприятного, дня спасения. Чего мы от души желаем нашим читателям.

Православные поздравления с Новым годом

С Новым годом поздравляю
Мира вам, добра желаю,
Вас пускай Господь хранит
От болезней, бед, обид.

Ваша вера пусть крепчает
Ангел пусть вам помогает,
Пусть в душе любовь живёт
И хорошим будет год!

Пусть в Новый год вам Бог пошлет
Здоровье крепкое с небес,
От всех ненастий вас спасет,
Подарит множество чудес!

Пусть вера в душах и сердцах
Укажет верную дорогу!
Творите много разных благ,
Спасибо повторяя Богу!

Поздравляю с Новым годом!
Пусть Господь семью хранит,
Не допустит к вам невзгоды
И избавит от обид.

Свет и счастье к вам направит,
Благоденствие, добро,
Пусть Господь вас не оставит
И все Ангелы его!

В этот светлый праздник, Новый год, хочется пожелать мира Вашему дому, здоровья Вашим близким, чтобы сердце никогда не наполняли такие чувства, как гнев, скорбь, зависть. Пусть в Вашем доме всегда будет светло, тепло и уютно. Храните Вашу семью, храните Ваших близких. С праздником!

Вас поздравляю с Новым годом,
Пускай хранит Господь всегда,
Пусть вера жить вам помогает,
Не тронет грусть вас никогда.

Живет в душе пускай надежда,
Любовь пусть крылья дарит вам,
Пускай красивым, светлым, чистым
Всегда душевный будет храм.

С Новым годом поздравляю,
Пусть Господь от бед хранит,
И за вами вслед по жизни
Ангел добрый пусть летит.

Дай вам Бог добра и мира,
Дай Бог хлеба на столе,
В Новый год желаю счастья
Я всем людям на Земле.

С Новым годом поздравляю,
Мира вам, в душе тепла,
Пусть вас вечно окружают
Силы света и добра.

Пусть Господь оберегает
Душу вашу от обид,
Путь к любви большой и счастью
Будет пусть всегда открыт!

Пусть вместе с Новым годом войдет в дом благо и любовь, пусть сердце станет мягче и добрее, пусть душа станет чище и светлее, пусть руки творят великие и добрые дела, пусть в жизни будет здравия и радости сполна!

Примите поздравления с Новым годом! Пусть нарядные огни елок напоминают о Божьей милости, на сердце всегда будет спокойно и в семье будет взаимопонимание! Желаем, чтобы сердца наполнялись радостью и Ангел-хранитель вас бережет!

Дорогие мои родные и любимые, с Новым годом нас всех! Пусть Божья милость будет с нами и в этом году! Пускай Всевышний благословит нашу семью на процветание и удачу! Пусть все будут здоровы и счастливы! Крепкой нам всем веры, мудрости, ангельского терпения и безусловной любви!

Поздравления с Новым годом

Готовя открытки к Новому году Вы перебираете десятки поздравлений с Новым годом — в стихах, в смс, в прозе. И все они — поверхностны — с Новым годом, новым счастьем в личной жизни и на работе. Мы предлагаем Вам немного задуматься о наступающем Новом годе и прочитать глубокие и мудрые слова о празднике. Возможно, что именно они помогут вам написать свое настоящее поздравление с Новым годом!

Фото: kamancha, photosight.ru

Поздравления с Новым годом 2017

Озираясь на прошлое, мы видим, сколь многого мы не сумели совершить в течение этого года: по бессилию, по забывчивости, по косности, по недоброй нашей воле. И перед тем как вступить в новое время, покаемся перед Богом, признаем свои ошибки и соберем с прошлого года опыт жизни, который нам позволит их не повторять и другие подобные ошибки не делать. Весь смысл жизни только в том, чтобы любить Бога, любить ближнего и чтобы все творилось только во имя этой любви.

Поздравления с Новым годом от митрополита Сурожского Антония

Какое время самое важное в жизни?

В старой сказке говорится, как спросили некоего мудреца: “Какое самое важное время в жизни? Кто самый значительный человек в твоей жизни? Какой поступок всего важнее совершить?” И ответ был таков:

– Самое важное время в жизни – это теперешнее мгновение, потому что прошлое утекло, а будущее еще не встало; самый значительный человек в твоей жизни – тот, который сейчас перед тобой и которому ты можешь сделать добро или зло; и самое важное дело в жизни – в это мгновение, этому человеку дать все, что может быть ему дано…

Вступим в новый год с этим чувством ответственности и вдохновения; вступим в этот новый год с верой, что сила Божия в немощи совершается: в нашей немощи, как совершилась она в немощи святых, которые были крепки только силой Божией; будем верить, что все нам возможно в укрепляющем нас Господе Иисусе…

И у преддверия нового года мне хочется повторить слова, сказанные в начале войны королем Георгом VI своему народу: “Спросил я стража, который стоял у дверей нового года:

– Дай мне свет, чтобы я с уверенностью мог вступить безопасно в неизвестное…

И он мне сказал:

– Вложи руку твою в руку Божию – это будет для тебя лучше, нежели свет, и вернее известного пути”…

Вступим и мы с таким доверием и с такой верой в Новый год; и когда мы будем молиться, чтобы Господь благословил его и нас, станем обращать свои молитвы и к святому Стефану Сурожскому, память которого мы совершаем теперь, в первое воскресенье после календарного дня, назначенного празднованию его памяти; пусть он будет тем стражем, тем вратарем, который раскроет нам новый год, который с нами вступит в него и благословит нас, чтобы, подобно ему, мы этот год сделали годом Божией воли и благодати.

Много осталось позади кривых путей

Мы вступали в этот год, как вступают в безбрежную снежную равнину: ни одного пятна, ни одного следа, все было белоснежно чисто. А когда оглядываемся, то видим, что много, много мы проложили кривых путей. И в этом мы должны каяться перед Богом, — но каяться творчески: не только сожалеть о том, что было неладного, а научившись, вступить в новый год с новой мудростью, с новым пониманием.

Но кроме этого — сколько было светлого, доброго в истекшем году, сколько доброго нам дали люди, сколько доброго нам сделал Бог! И перед тем, как вступить в новый год, поблагодарим и Бога, и людей, благословим тех, через которых пришло к нам столько светлого, доброго в жизни. Плод жизни, в конечном итоге, — только любовь и благодарность, радость и смирение. Почерпнем же из прошлого года всю благодарность, какую мы только можем из него извлечь, благодарность добрым, ласковым людям, которые к нам были милостивы, и благодарность Богу, и с этим вступим и в новый год.

Новый год перед нами снова стелется как еще ничем не тронутая возможность. Внесем в этот год вдохновение, войдем в этот год с тем, чтобы творчески пройти прямым путем весь год. Будем идти вместе, будем идти дружно, будем идти смело и твердо. Встретится трудное, встретится и радостное: то и другое нам дает Господь. Трудное — потому что именно темное, горькое, мучительное нам посылает Господь, чтобы принести в это свет, радость, тишину; и светлое — чтобы и нам приобщиться свету, быть детьми света.

Будем идти вместе, заботливо, не забывая друг друга, и тогда к концу года, когда мы оглянемся, окажется, что проложена одна прямая стезя, что никто не упал на краю дороги, никто не забыт, никто не обойден, и что у многих в нашей малой общине и через нас — во всем мире — любовь, свет, радость. Аминь.

В чем счастье?

Встречая Новый год, мы друг друга приветствуем словами: «С Новым годом, с новым счастьем!» И часто мы думаем о счастье только как о благополучии материальном, о ласковых, счастливых отношениях в семье и с друзьями, и забываем, что счастье порой бывает требовательным и строгим. Один русский поэт так его определил:

В чем счастье? В жизненном пути,

Куда велит твой долг идти;

Врагов не знать, преград не мерить —

Любить, надеяться и верить.

И если мы так подумаем о счастье, которого мы желаем себе и другим, то мы увидим, что первое, что нам предлагается, — это любовь. Но любовь — и как ликующая радость, и как предельный подвиг. Как ликующая радость — в том, чтобы давать и получать от любимого самое драгоценное, и вместе с этим быть готовым за любимых и нелюбимых отдать свою жизнь. Когда я говорю о нелюбимых, я думаю о тех, которых мы естественной любовью не любим, но которых так любит Бог, что Он Своего Единородного Сына отдал на смерть, чтобы они были спасены.

Подумаем, что значит любовь как ликование, любовь как крест и вступим в Новый год с намерением любить и надеяться, — надеяться на все. Как говорит апостол Павел, любовь на все надеется и во все верит, любовь никогда не перестает. На все надеется: на исправление человека, который нас ненавидит, и даже на исправление самих себя. Надеется, что Бог нам даст время исправиться и другому даст время опомниться и стать новым человеком по образу создавшего его и спасшего Иисуса Христа. И мы тогда можем сказать: да, мы верим, — верим в Божию любовь, верим в бесконечные возможности каждого человека, верим, что даже мы в нашей немощи, в нашем недостоинстве способны быть Христовыми учениками.

Мы вступаем в новый год. Озираясь на прошлый год, мы видим столько страшного на свете и столько горького в жизни многих, многих людей, включая нас самих. И вот, вступая в этот новый год, принесем Богу искреннее, сердечное раскаяние в том, что мы оказались недостойными Его учениками. Он нас возлюбил до смерти, — и этого оказалось мало для того, чтобы переменить нашу жизнь. А если смотреть на то, на что был похож мир в течение последнего года или двух тысяч лет, которые почти что прошли — то как больно делается! Подумайте, что за чуть меньше, чем две тысячи лет, было около трех тысяч войн одних христиан против других, не говоря о том, сколько было пролито крови людей, которые нам не единокровны, не единоверны. Для того ли нас посылал Господь в мир, то ли Он нам поручил, чтобы принести Благую Весть о новой жизни? И вот подумаем о том, что мы сделали с творением Божиим, как изуродовали землю, как осквернили ее, как изуродовали все человеческие отношения — и личные, и общественные.

Взирая на прошлый год, я с болью в сердце думаю о том, как я оказался изменником Христу, как я перед каждым из вас и всеми вами и многими, многими другими людьми оказался изменником. Прошу вас, помолитесь о том, чтобы Господь мне дал время и потряс бы мою душу в покаянии, и чтобы это случилось с каждым из нас, чтобы каждый из нас возродился. С одной стороны, от ужасов о прошлом, с другой стороны, от ликования, что мы так любимы Богом, и что так легко было бы любить друг друга, служить один другому, быть внимательными, строгими и ласковыми одновременно. И вступим в этот новый год с намерением стать истинно учениками Христа и возлюбить друг друга жизнью своей, — всей жизнью. Аминь.

Поздравление с Новым годом от протопресвитера Александра Шмемана

О чем загадать желание на Новый год?

Есть старинный обычай: под Новый год, когда в полночь бьют часы, загадывать желания, обращаться к неизвестному будущему с мечтой, ждать от него чего-то нужного, заветного.

И вот опять Новый год. Чего же пожелаем мы себе, другим, каждому, всем? Куда направлена наша надежда?

Направлена она на одно никогда не умирающее слово — счастье. С Новым годом, с новым счастьем! К каждому из нас счастье это обращено по-своему, лично. Но сама вера в то, что оно может быть, что его можно ждать, на него надеяться, — это вера общая. Когда же бывает по-настоящему счастлив человек?

Теперь, после столетий опыта, после всего того, что узнали мы о человеке, уже нельзя счастье это отождествлять с чем-то одним, внешним: деньгами, здоровьем, успехом, о чем мы знаем, что не совпадает оно с этим всегда таинственным, всегда неуловимым понятием — счастье.

Да, ясно, что физическое довольство — счастье. Но не полное. Что деньги — счастье, но и мучение. Что успех — счастье, но и страх. И поразительно то, что чем больше это внешнее счастье, тем более хрупко оно, тем сильнее страх потерять его, не сохранить, упустить. Может быть, потому и говорим мы в новогоднюю полночь о новом счастье, что «старое» никогда по-настоящему не удается, что всегда чего-то недостает ему. И уже опять вперед, с мольбой, мечтой и надеждой взираем мы…

Зимний день. photosight.ru

Боже мой, как давно сказаны евангельские слова о человеке, который разбогател и построил новые амбары для своего урожая и решил, что все у него есть, все гарантии счастья. И успокоился. А ему в ту же ночь было сказано: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?»

И, конечно, здесь, в этом подспудном знании, что все равно ничего не удержать, что впереди все равно распад и конец, — та отрава, что отравляет наше маленькое и ограниченное счастье.

Наверное, потому и возник обычай — под Новый год, как начинают бить часы в полночь, шуметь, кричать, наполнять мир грохотом и шумом. Это от страха — услышать в тишине и одиночестве бой часов, этот неумолимый голос судьбы. Один удар, второй, третий, и так неумолимо, ровно, страшно — до конца. И ничего не переменить, ничего не остановить.

Так вот эти два подлинно глубокие, неистребимые полюса человеческого сознания: страх и счастье, ужас и мечта. То новое счастье, о котором мы мечтаем под Новый год, это — счастье, которое до конца усмирило бы, растворило и победило страх.

Счастье, в котором не было бы этого ужаса, гнездящегося где-то на глубине сознания и от которого мы все время ограждаем себя — вином, заботами, шумом,— но чья тишина побеждает всякий шум.

«Безумец!» Да, по существу, безумна неумирающая мечта о счастье в страхом и смертию пораженном мире. И на вершине своей культуры человек это знает. Какой горестной правдивостью и печалью звучат слова великого жизнелюбца Пушкина: «На свете счастья нет»! Какой высокой печалью пронизано всякое подлинное искусство! Только там, внизу, шумит и горланит толпа и думает, что от шума и мутного веселья придет счастье.

Нет, оно приходит только тогда, когда правдиво, мужественно и глубоко вглядывается человек в жизнь, когда снимает с нее покровы лжи и самообмана, когда смотрит в лицо страху, когда, наконец, узнает, что счастье, подлинное, прочное, неумирающее счастье, — во встрече с Истиной, Любовью, с тем бесконечно высоким и чистым, что называл и называет человек Богом.

«В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И в жизни этой — свет, и тьме его не объять». И это значит: не поглотить страхом и ужасом, не растворить в печали и отчаянии.

О, если бы люди в своей суетливой жажде мгновенного счастья нашли в себе силу остановиться, задуматься, вглядеться в глубину жизни! Если бы услышали они, какие слова, какой голос вечно обращены к ним на этой глубине. Если бы знали они, что такое — подлинное счастье!

«И радости вашей никто не отнимет от вас. » Но разве не о такой радости, которой уже нельзя отнять, мечтаем мы, когда бьют часы. Но вот — как редко доходим мы до этой глубины. Как почему-то боимся мы ее и все откладываем: не сегодня, а завтра, послезавтра я займусь главным и вечным! Не сегодня. Есть еще время. Но времени так мало! Еще немного — и подойдет стрелка к роковой черте. Зачем же откладывать?

Ведь вот тут, рядом стоит Кто-то: «Се стою у двери и стучу». И если бы не боялись мы взглянуть на Него, мы увидели бы такой свет, такую радость, такую полноту, что, наверное, поняли бы, что значит это неуловимое, таинственное слово счастье.

Протопресвитер Александр Шмеман

Поздравление с Новым годом от преподобного Варсонофия Оптинского

С радостями и скорбями

Преподобный Варсонофий Оптинский

Приветствую вас всех, здесь собравшихся, с Новолетием. Поздравляю вас с радостями, которые Господь да пошлет вам в наступающем году.

Поздравляю вас и со скорбями, которые неизбежно посетят вас и в этом году: может быть, сегодня, может быть, завтра или в скором времени. Впрочем, не смущайтесь и не бойтесь скорбей. Скорби и радости тесно соединены друг с другом. Вам это кажется странным, но вспомните слова Спасителя: «Жена, егда раждает, скорбь имат, яко прииде год ея: егда же родит отроча, ктому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир» (Ин.16:21). День сменяет ночь, и ночь сменяет день, ненастная погода — ведро; так и скорбь, и радость сменяют одна другую.

Апостол Павел произнес грозное слово на тех, которые не терпят от Бога никакого наказания: если вы останетесь без наказания, вы — незаконные дети. Не надо унывать, пусть унывают те, которые не веруют в Бога; для тех, конечно, скорбь тяжела, так как, кроме земных удовольствий, они ничего не имеют. Но людям верующим не должно унывать: скорбями они получают, право на сыновство, без которого нельзя войти в Царство Небесное.

«Отроцы благочестию совоспитани, злочестиваго веления небрегше, огненнаго прещения не убояшася, но, посреде пламене стояще, пояху; отцев Боже, благословен еси». (Ирмос Рождества Христова, глас 1, песнь 7.)

Скорби и есть огненное прещение, или испытание, но не надо их бояться, а, как преподобные отроки, воспевать Бога в скорбях, веруя, что они посылаются Богом для нашего спасения.

Да спасет же всех нас Господь и введет в Царство Незаходимого Света! Аминь.

Преподобный Варсонофий Оптинский

Вы прочитали статью Поздравления с Новым годом. Читайте также: