Красная зона

Сколько времени врач должен находиться в красной зоне. Красная зона Так что всегда помните партнер тоже человек и имеет право побыть в тишине и одиночестве, захотеть пообщаться с другими людьми, полежать в ванне пару часиков и т.

"Красная зона". Как врачи борются с коронавирусом

Вот уже несколько месяцев врачи во всем мире борются с новой коронавирусной инфекцией. В России число выявленных случаев неуклонно растет. По последним данным, всего в стране зарегистрировано 252 245 случаев COVID-19. Власти принимают все возможные меры, чтобы сбавить темпы распространения болезни, поскольку с ростом тяжелых больных резко увеличилась нагрузка на здравоохранение. Врачи работают на пределе. Сейчас именно в их руках находятся тысячи человеческих жизней. Телеканал Москва 24 побывал на передовой – в «красной зоне» НИИ имени Лопаткина – и узнал, как медики борются с COVID-19 и через что они проходят.

«Специальный репортаж»: «Красная зона»

Врачи

В инфекционном отделении НИИ имени Лопаткина врачи работают сутки через сутки или сутки через двое. В «красной зоне» специалисты находятся не всю смену, потому что физически это очень сложно выдержать. Их смена длится шесть часов.

«В основном 6 часов длится смена, 6 часов врачи находятся в зоне отдыха, потом на 6 часов выходят опять. То есть получается две смены, разделенные на сутки, по 12 часов, разделенных еще по 6», – отметил генеральный директор ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава РФ Андрей Каприн.

На врачей надевают военное белье, противочумный халат, перчатки, которые заклеиваются скотчем, крепко затянутую маску для дайвинга. Просветы, которые остаются, заклеивают скотчем.

Медики признаются, что в таком защитном костюме остаются практически полностью без воздуха. На их лице появляются глубокие следы, которые уходят через несколько часов, но только если все правильно надеть. Другого выхода у врачей нет – только так они могут защитить себя от коронавируса.

«Нельзя шесть часов ни пить, ни есть, ни ходить в туалет. Они даже не сидят. Они заходят в «красную зону» на шесть часов и начинают бесконечные обходы. Потом на шесть часов выходят, вроде бы как отдыхают в специальной комнате, но, я думаю, у них еще есть работа в больнице, кроме «красной зоны», – рассказала корреспондент телеканала Москва 24 Анастасия Цапиева.

Нелегко приходится медсестрам и санитаркам, они работают в «красной зоне» дольше, а на перерыве остаются в больнице.

«Очень тяжело работать, девочки действительно устают, работы много, пациенты разные – есть тяжелые. И плачем, и все бывает. Как можем, друг друга поддерживаем, как можем, держимся», – рассказала врач из «красной зоны».

Как ранее заявляла главный санитарный врач Вероника Скворцова, каждый десятый медик, работающий в «красной зоне», страдает депрессией, испытывает тревожное состояние и плохо спит.

На одной смене работает порядка 20 человек, включая анестезиологов, реаниматологов, врачей линейного отделения и диагностики.

«Как с такими космонавтами не победить», – задается вопросом Каприн.

По его словам, выиграют битву с коронавирусом не профессора и не академики, выиграют обычные медсестры и обычные санитарки, которые день и ночь самоотверженно трудятся в больницах.

Тяжелые пациенты

Из 165 пациентов с COVID-19 в реанимации на данный момент находятся 14. На искусственной вентиляции легких (ИВЛ) – 5 пациентов. Свободных коек в больнице нет никогда – когда одно место освобождается, его тут же занимает новый заболевший.

У одной из пациенток рак молочной железы, метастаза в головном мозге и плюс к тому искусственная вентиляция легких.

Другой пациент находится на медикаментозной седации. Как объяснили врачи, это специальный препарат, который вводится для того, чтобы пациент легче переносил искусственную вентиляцию легких.

Еще одна пациентка – многодетная мать. Андрей Каприн рассказал, что у 52-летней женщины переболела вся семья, она же оказалось самой тяжелой. Вирус самостоятельно поразил 90% легких.

Врачи признаются, что таких поражений легких, как у больных коронавирусом, они ранее не видели. Самым молодым пациентам на ИВЛ в НИИ имени Лопаткина было 38 и 40 лет.

Идем на поправку

Пациенты, переведенные из реанимации, рассказали о своем состоянии. Все в один голос говорят, что живы только благодаря врачам.

«Сейчас мне лучше, конечно. Страшно, честно сказать, было не за себя – уже не тот возраст, когда за себя страшно. Поэтому страшно за других людей – тех, кто помог остаться», – рассказал один из них.

По словам мужчины, в реанимацию он попал впервые в жизни.

Еще одна пациентка Любовь Дяденис поделилась, что мысленно уже прощалась с жизнью, но врачи спасли ее.

«Очень слабой была, температура зашкаливала, тошнило. Не могу ничего сказать, я два дня вообще ничего не чувствовала, ничего не помню. С родственниками уже попрощалась. Только благодаря врачам меня реанимировали. У меня сушняк был, я даже языком ничего не могла говорить, пальцами помогала язык передвигать. Такое бессилие было», – отметила женщина.

Некоторые пациенты после реанимации пока не могут нормально говорить, лежат со стеклянными глазами. На вопрос, как они себя чувствуют, отвечают: «Лучше, чем вчера». Возвращение к нормальной жизни для них – долгий процесс.

Некоторые пациенты с коронавирусом успевают шутить. Один из них – 36-летний Сергей Гнездилов. Он жалуется на нехватку бритвенных станков и просит привести в больницу парикмахера.

«Свой день рождения я отметил в одиночестве. Чуть-чуть чихал и смешно покашливал. Ко мне каждый день приезжала скорая помощь, слушала легкие, на пятый день врачи услышали пневмонию», – делится мужчина.

Врачи рассказали, что у него была очень сложная ситуация. Поражение легких – более 60%. «Еле откачали. И сейчас он еще не очень легкий», – делится Каприн.

Госпитализация одного пациента может продлиться до нескольких недель, а вот медики уже два месяца работают в авральном режиме. Поэтому люди не перестают благодарить врачей.

Ранее стало известно о том, что российские врачи с тревогой ждут, как будет развиваться ситуация с коронавирусной инфекцией в стране через неделю. Они выразили опасения, что майские праздники могут привести к ухудшению ситуации с COVID-19 в стране.

Согласно последним данным, за минувшие сутки в России выявили 9 974 новых случая заболевания коронавирусом.

Надеваем противочумные костюмы: как проходят смены в самом тяжелом отделении барнаульского COVID-госпиталя

Шесть часов на ногах в полностью герметичном «обмундировании» без свежего воздуха , еды и элементарных удобств — так проходит смена сотрудников отделения реанимации и интенсивной терапии барнаульской горбольницы № 5. Здесь выхаживают самых тяжелых больных с COVID-19. В канун Дня медицинского работника корреспонденты altapress.ru отправились туда , где спасают людей и помогают им вернуться к нормальной жизни.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Сколько больных в отделении

Руководитель отделения реанимации и интенсивной терапии Максим Бухтояров , как и многие здесь , работает на самой передовой войны с «ковид»: сутки в госпитале — сутки на отдыхе в санатории «Обь» по-соседству.

Тест на COVID-19 все сотрудники сдают каждую неделю — мало ли что. Завотделением рассказывает: чем дольше медик находится под вирусной нагрузкой , тем ослабленней его собственным организм , а , значит , иммунитет снижается.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Может сказаться и элементарная усталость. Неправильно снял костюм после смены — риск заражения повышается. К счастью , таких случаев пока не было.

В отделении реанимации сейчас 12 пациентов , все тяжелые , нуждающиеся в особой терапии. Восемь из них подключены к аппаратам искусственной вентиляции легких.

Серьезные осложнения у больных возникают не на равном месте: все они преимущественно старшего возраста , имеют проблемы со здоровьем из-за лишнего веса , сахарного диабета или сердечно-сосудистых заболеваний. «Букет» у всех разный.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Как работают врачи

В так называемой «красной зоне», где располагаются тяжелые ковид-положительные пациенты , сотрудники госпиталя находятся по шесть часов. Затем происходит пересменка. Спустя еще шесть часов снова надо заходить на пост.

Сколько придется отработать в таком режиме нон-стоп , никто из врачей не знает: может быть месяц , а может быть и три. В отделении есть люди , которые «днюют и ночуют» здесь с апреля. Без передышки.

Каждый медицинский «отряд» в отделении , отправляющийся к больным COVID-19 , состоит из двух врачей , четырех медсестер и двух санитаров.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Выдержать такую нагрузку может далеко не каждый. Уже были случаи , когда люди на фоне выматывающего труда отказывались от работы в «красной зоне».

У кого-то из них возникали проблемы со здоровьем , например , повышалось давление , появлялись головокружения. Бывало и такое.

Во что одеваются

Все , что надевают на себя сотрудники отделения перед входом в «красную зону», называется средствами индивидуальной защиты. Набор таков — комбинезон с капюшоном , бахилы , две пары перчаток , маска и сверху на нее респиратор. На глаза — специальные очки.

Все «обмундирование» надевается поверх повседневной медицинской одежды.

Кстати , защитный комбинезон комбинезону рознь. Те из сотрудников , кто непосредственно контактирует с больными ( например , берет биоматериал на анализы), надевает костюмы из ткани поплотнее. У остальных «скафандр» полегче.

Но все равно даже получасовое ношение такой спецодежды вызывает дискомфорт. В ней невыносимо жарко.

Максим Бухтояров,
заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии горбольницы № 5:

Средства индивидуальной защиты должны быть рассчитаны на то , что при попадании биологических сред больного , они не промокнут и жидкость не попадет на кожу врача. Их можно будет смыть и обработать.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Все средства защиты одноразовые , кроме очков. Их после использования обрабатывают по 30 минут в дезсредствах , высушивают , протирают.

Какие еще есть меры предосторожности

Чтобы защитный костюм был полностью герметичный , некоторые его участки медики перематывают пластырем. Например , места где заканчиваются перчатки и где капюшон соприкасается с лицом. Это снижает риск заражения.

Кстати , от постоянного ношения респираторов следы у медиков и правда остаются. Полоски вдоль всего лица видны невооруженным взглядом. Девушки-врачи уже смекнули: избежать таких последствий можно с помощью силиконовых патчей для глаз , которые наклеиваются под маску.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Даже удобно: и следы не остаются и косметическая процедура получается.

Какие возникают проблемы

Самые большие неудобства медикам доставляют очки , которые часто запотевают. Снять их в «красной зоне» и протереть , конечно же , нельзя.

Чтобы хоть как-то это минимизировать , очки обрабатывают спиртом или специальным раствором от запотевания , но не всегда помогает.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Носят ли медики на смене «памперсы»

Историю о том , что врачи в «красных зонах» по 12 часов ходят в «памперсах», рассказали московские журналисты.

В барнаульской горбольнице № 5 такого нет. Сходить в туалет во время смены медики и правда не могут. К этому уже все привыкли.

При этом , если есть необходимость , сотрудник может пройти необходимую обработку , выйти из зараженной зоны и потом вновь , как следует одевшись , туда вернуться.

Дефицита средств защиты здесь нет.

Что происходит в отделении реанимации горбольницы №5.

Что врач может взять с собой в «красную зону»

Все , что попадает в «красную зону», просто так оттуда не возвращается. Из личных вещей сотрудники берут с собой в основном телефоны , упаковывая в герметичные чехлы. Их легче потом обрабатывать в дезинфицирующих средствах.

Как медики выходят со смены

Вход в «красную зону» горбольницы № 5 всего один , а вот выходов несколько. По одному — на каждом этаже. Все выходы оборудованы специальными «шлюзами» — это небольшое огороженное с двух сторон пространство коридора , в котором происходит обработка.